тема

snumri

канатоходцы едят мясо кошек, чтобы не переломать себе кости

megalomaniac in shavasana


snumri

[sticky post]привет!





даCollapse )

тема
snumri

случай на кладбище

некуда было пойти – пошли на кладбище, и, может,
надо было за гаражи просто, но вот стоим красивые у ворот,
очень живые стоим до невозможности, дрожи, и под кожей
что-то шумит, ворочается, течет.
в руках пирожок с кремом – и это тоже
что-то значит, детерминирует, задает:
поливая жиром могилы, пироже-
ное тает вниз; рукавом вытирая рот,
мой друг петя хватается за муладхару
мою (он на заводе работает и научился там)
у него цветные шнурки, гитара
и четыре аккорда (Em, Dm, C и Am)
и нам достаточно! нам девятнадцать!
или четырнадцать (я забыл-
а), и за чакры тайком хвататься –
для нас достаточный ещё смысл.
смотри, кого-то хоронят! – кричит петя
в восторге, – пойдем, надо тоже проститься!
и мы бежим, капая жиром, ветер
раздувает наши живые лица.
и моё пытается найти маску скорби –
но когда меня просят скорбить, я смеюсь, что не
нравится обычно просящим, и я обе
руки кладу на лицо и сразу скорбне-
ю. плачущие когда-то, молчат в бессилии
теперь (все ещё слегонца скорбя),
ветер рвет лицо, и я вижу в могиле
завернутую в простыню себя:
завязанный тряпкой рот, третий
глаз под монетой, цветы
отсутствуют (не положено) "это же я, петя!" –
шепчу, он кивает – конечно, ты!
я не то, чтобы удивлена сильно
(кому, как не мне, меня хоронить), в яме
я могильная пахну шампунем, сине-
ва кожи еще не дырявой червями
из закончившейся динары светит
в незакончившуюся, и треснет голос,
когда я скажу – пойдем, петя,
я рановато пришла, вернусь в другой раз.
и мы ушли, и прошли годы, петр умер
первый, а я забыла, что это было,
и что надо вернуться, но раз надо, вер-
нусь, приду плюнуть на свою могилу.

тема
snumri

отложенная до маминого дня рождения

Было так. Закутываясь в метель,
метеорами мчатся чёрные точки
прохожих, вырывая важное из нигде,
вырывая люблю из спокойной ночи,

и что есть мочи

город гудит,
гудит как гад,
как гадалка надвое расколола
твой образ в стакан, и N дней назад
он сошёл, покачнувшись, к чертям с престола,

стек, как тушь с лица,
как стеклянный пар:
"мы закрыты, зайдите после обеда",
нервно вытек весь, как белок яйца,
уничтоженного яйцеедом,

и тут же следом

город мычит,
мычит как мы
мычали когда-то, пытаясь звуки
вызволять из словесной тюрьмы
из тьмы
смыслов и бед и смертей и руки

твои

в пятнах от старости, шрам (ожог),
четыре неровных и один ровный ноготь
помню только на ощупь. и хорошо
это лучшее, что можно помнить.

в пятнах от старости, от любви,
а вокруг, как пряжа, намотан комом
город: движение, фонари,
провода, и кто-то всегда есть дома.

НЕТ ДОМА

город ревет
дрожит, кричит,
город унесли, предали, разломали,
город взбешён, и вернув ключи,
ночует бомжом на жд вокзале.

город ревет
плачет хрипит
разбившись уже, тем, что был, не будет
в городе на каждой улице, в доме, на этаже
чужие люди
ЧУЖИЕ К ЧЕРТЯМ ЛЮДИ

и им не будет
ничего за это, за жизнь, за то
что они ничего о тебе не знают,
за то, что за дверью два года висит пальто,
и никто его не надевает.


Было так. Закутываясь в метель,
в никуда ниоткуда тянулась нить
незнакомых абстрактных чужих людей
в городе, который продолжил жить

тема
snumri

про близость и лифты и религиозные особенности

как эффект на воде от камушка,
меня догоняют мертвые вещи – близость,
или как за меня испугалась бабушка,
когда я детстве перекрестилась
при ней, и она ещё долго дулась
из угла своего дивана:
нахваталась на мутных улицах
от православных.
меня догоняют, а я убегаю по лест-
нице, но там нет моего этажа,
нет квартиры, не тот подъезд,
не тот город, не та держа-
ва, но тело моё, и далеко
внутри него какая-то часть блёкает.
меня догоняет близость к ко-
му-то, как смерть, далёкому.
в ужасе забегаю в лифт, и ту-
т нет с цифрой мне нужной кнопки!
лифт везёт меня в пустоту
экспрессом без остановки.
но она все равно догоняет
скоростною дорогой млечной,
культом личности заменяя
культ вечно-
сти. как в ломке свою ушедшую
догоняет криминальный авторитет,
меня догоняет бешено
близость к тому, кого нет.
отражаясь в плёнке на стылом чае
и россыпи 👽🌚🌈💙☠️🐉 в телефоне,
близость меня догоняет
и не/может быть/догонит.

тема
snumri

гололед

эта история дома улицы,
в подвале его живут короли
бомжей и их принцы, и паркуются
во дворе космические корабли,

дом обычный, панельный, сталинка,
тринадцать подъездов, одиннадцать этажей
на этаже по четыре квартиры – трехкомнатная, две двух и маленькая
совсем, итого семей триста, если считать бомжей.

в самой маленькой отец входит в комнатку
и говорит – я люблю свои деньги, деньги свои люблю,
и замыканий пространство так коротко,
что налезет даже самому младшему королю.

плачет сестренка - ей тесно в комнате,
тесно в коже же, зовет бога
только боги все в соседнем городе
на тренинге "как наебать двуногих -
десять шагов от роддома до морга"

входит бабуля – будешь бублики?
бублики будешь, бабуля, ешь
ешь кому говорят, а ты только что из республики
Татарстан получил очпочмака три и бэлеш

плачет сестренка - ей скучно в комнате,
в полной темноте без любви
знает она на вчерашнем опыте,
какие на ощупь бомжовые короли

кот очень занят, но рассмотрит все жалобы
все порешает - на то он и кот,
но кто-то сидит за плечом и жалобно
просит его подышать в перископ

и плачет сестренка - ей шумно в тесноте,
места в комнате не найти,
всё бытие - ничто, все короли не те,
а у принцев космических карантин

входит тетя в латах латексных
закованная в свой уют
смерть, скопившаяся под глазом,
не любит, когда ее сильно трут

плачет сестренка - ей душно в комнате,
просто отойди, не дыши
пишет кому-то эмоджи с котиком
она зовет по японски их, эмоджИ

входит мать суровая: кто намусорил
кто мне в ногу выстрелил и зачем
и уезжает в травмпункт на лендкрузере
космическом с засосами на плече

плачет сестренка - ей страшно в комнате,
тесно в темноте, бога зовет
только боги в соседнем городе
а обратно не выехать – гололед

тема
snumri

боль овец

БОЛЬ ОВЕЦ
Вчера искусственный интеллект научился чувствовать боль овец,
а я помню, как в комнату вошел перед сном отец,
в те времена еще никто не умел определять боль по глазам,
были в моде искусственные цветы и тугой кожзам,
мотоциклы с коляской, место встречи между этажами, быть бритым,
и ни в коем случае нельзя ни о чем говорить открыто
было тогда.
газированная вода, много пуха (жгли зажигалкой), пыльное лето,
потом застрелили в квартире внизу соседа,
через 15 лет нашла его в википедии на странице Хади Такташ,
странно, что восьмовскими изрисован был весь этаж,
весь подъезд, весь дом и микрорайон,
если глава Хади Такташа почему-то жил в нем.
но повсюду были восьмерки с короной, шестирукая кали и богиня мать.
жаль, подъезд однажды покрасили, а восьмовские перестали
рисовать.
это было, когда папа вошел в комнату перед сном ночью,
но я не помню, зачем, и говорил ли он что-то или молча
стоял в дверях, и я почти не помню его лица и голоса.
это было, когда мы с олей перекисью жгли волосы,
когда сначала все носили клеши, а потом резко бриджи,
когда неловко было к родителям подходить ближе,
чем на расстоянии хлопка по плечу с вытянутой руки,
выйти на берег и идти обратно к устью реки
не положено, надо плыть и помнить, или забыть и плыть,
мама тоже вошла и стояла, я росла и хотела себя убить,
и думала, что ничего никогда не кончится, или хотя бы начнется снова,
в тот год мой сосед утверждал, что придумал слово
"понтово" и может дотянуться ртом до своего члена (я не поняла зачем). еще помню воду
в банку ставили перед телеком (с шаманом в нем) и прихода
ждали, запах шипра, вкус ментоловых сигарет,
я зачем-то все это дерьмо помню, а их голоса нет.
растворяются силуэты в дверях комнаты, ну и ладно.
я вас однажды забуду совсем
и выдумаю
обратно.

тема
snumri

полковника никто

был у меня дом кукол
большой, что влезала я,
если сложиться вдвое,
в обиде да тесноте.

особенно не влезала –
знак «не влезай – убьёт»,
внушительно мне внушал,
мол особенно не влезай.

однажды пришёл полковник.

я бежала, спряталась в дом
кукол, полковник с кривым влажным ртом
прижимал мою тапку к груди,
влажный рот шептал: пжди


лезет рукой в дверь
пальцы жирные по окошкам
можно говорит я с тобой
поиграю, подвинься немножко
НЕМНОЖКО ГОВОРИТ ПОДВИНЬСЯ
руки жирные, скользкие, пальцы-
сардельки возюкают по стене
речи неандертальца
лезут в меня из кривого рта
неразборчиво нерзбч как рвота
ШПМ АЭТ ПХДШ УО ЗДА
и слюна забрызгивает кого-то,

из моих кенов, я в ярости и огне –
кенов у меня и без того всего двое!
полковник подкрадывается ко мне,
как дядя крадётся к овце на убое

на великий праздник курбан байрам,
и обоих можно понять, ведь оба
приносят жертву своим богам,
чтобы те

ЧТОБЫ ТЕ ЧТОБЫ ТЕ ШТОБЫ

полковник каждым пальцем-сарделькой влезает в окно –
большим в гостиную, средним в спальню
мизинцем на кухню, указательным в коридор,
и сжимает весь дом в потных своих объятьях

но ведь написано не влезай убьёт!
почему полковника не убило?
он вдыхает весь воздух в свой гигантский рот,
и в доме кукол становится тихо.

тема
snumri

голубь-серийный убийца

голубь-серийный убийца

голубь
серийный убийца
такой же как и любой другой голубь
маска отчаяния на пол-лИца
будь осторожен на пути в школу
голубь
серийный убийца
глаза красные страшные глаза
курлы курлы шепчет вдогонку
горсть мурашек на правую ногу
голубь
серийный убийца
тьфу тьфу тьфу не моя зараза
люцифер спрятан в теле птицы
два оранжевых дьявольских глаза
голубь
серийный убийца
в каждом парке на каждой скамейке
следи за собой, пока он за тобою
следит, потому что он голубь
...
серийный убийца
вельзевул, закованный в перья!
князь тишины, не отсыпай ему крошек
хлебных,
потому что он может
курлыкурлыкурлыкурлыкурлыкурлы

голубь
серийный убийца
страшно страшно на улице не ходи
один
на улице не ходи
пожалуйста, не кормите птиЦ.

тема
snumri

мой дед (для слэма)

мой дед

мой дед
проснулся и давай собирать чемодан
наса мол открыли 715 новых планет
значит туда пора нам

и в троллейбусе по газам
нацепил все свои ордена
и тач света в его старых глазах
подарил свайп надежды нам

очень нежно
кондуктор сказал до какой вы
мы до трехсотой только, а там конечная
дед ответил – больше ни слова
знаем мы коварные ваши речи

у меня тариф социальный он обеспечивает
проезд до конца вселенной сказали мне
и препираться со мной тут нечего
за что такое мне наказание

почему никто места не уступает мне?
почему не спасаете от геенны души??
почему в салоне так душно?

бедный кондуктор еле уже дышит:

сейчас окна открою, потише
даже люк если вам невтерпеж
пассажиры услышали как по крыше
метеоритный гремит дождь

уже проехали опасные все кварталы,
все икеи, ашаны и подмосковья
когда троллейбус то сел, то встал,
то отключили ток, то от притока крови.

БРОВИ
у деда пошли расходиться
ДАЛЬШЕ НЕ ЕДЕМ КОНЕЦ закричали мне
дед смотрит на эти пассажиров пустые лица
дед плачет
дед в отчаянии

сири, как влючить электрический ток?
сири находит мой будущий некролог
и больше не отвечает.

вытаскиваю из кармана последний полтос
машу им –
есть в салоне шаман или хотя бы христос
у кого-нибудь глубоко внутри
поглубже пожалуйста посмотри-
те
тут дед
не выдержал
закашлялся от своего жевательного табака:
выплюнул, в кого-то попал
так сильно, что до подщечного синяка,
и одноместный щечной портал
открылся и ласково
деду
прошептал:
валим?

и дед выпрыгивает, я остаюсь –
все равно бы вышли через одну.
chao, Schonen Tag noch, tschuss,
кондуктор перекрестился и выдохнул.

тема
snumri

негород

я уеду в какой-нибудь крохотный
негород, точку, с пыльной дорогой к
полю сушеного жизнью гороха
вокруг.
на славянско-татарские корты
сев у автобусного кольца,
досижу я на них до чьего-то
конца.
здесь, на самом краю Татарстана
чувствуешь, что живешь, от того,
что пальцы пыль(цо)ю дорожной пахнут и
травой.
наверное из-за этого,
бросив палату, сиделку, кровать,
те, кто свое оттревожили, приезжают сюда у-
мирать.
наверное из-за этого
1) плакать 2) жить 3) смеяться
хочется, когда нюхаешь пыльные весной
пальцы.

?

Log in